На главную

Издается с июля 1973 года. Выходит 12 раз в месяц.   
 - Подписаться на RSS-канал » О нас     » Подписаться на газету     » Размещение рекламы
главные новости Донецка
Зарплаты учителей вырастут на 20%
25 января 2021
В КП "Вода Донбасса" прокомментировали слухи о "плохой" воде
16 января 2021
Кабмин разрешил въезжающим из ОРДЛО и Крыма делать экспресс-тест на COVID вместо ПЦР
14 января 2021
лента новостей
11:10Магнитные бури в сентябре 2022 года
Стало известно, когда пройдут магнитные бури в сентябре 2022 года. »
01:55Україну накриє потужна магнітна буря
Метеозалежним людям, які гостро реагують на магнітні бурі, краще знати »
08:53Календарь магнитных бурь на июль 2022
Во время пиков своей активности Солнце выбрасывает в космическое »
01:42Ощадбанк добавил важную функцию для жителей оккупированных территорий
Ощадбанк сделал возможным вход в приложение "Ощад 24/7" через сообщения »
14:06Прогноз магнитных бурь на июнь-2022: расписание по дням
Астрономы составили прогноз на месяц и отметили, что пока на Солнце »
03:56Вступна кампанія в умовах війни: що потрібно знати
Цього року провести зовнішнє незалежне оцінювання випускників, як »
19:04Когда ждать магнитные бури?
1 мая –  первая магнитная буря мая, геомагнитные колебания средней »
04:18Магнитные бури в апреле
Первые дни месяца отметятся двухдневной магнитной бурей - "штормить" »
10:58Перехід на літній час 2022 року: коли це буде
На літній час Україна традиційно переходить в останні вихідні березня »
11:15Как будут выплачивать украинские пенсии во время войны
Выплата пенсий и социальных пособий гражданам Украины, несмотря »
10:24Календарь магнитных бурь на март 2022
В марте 2022 года ожидается несколько магнитных бурь, которые »
15:05Как вернуться из оккупации в Украину: для жителей ОРДЛО опубликовали алгоритм действий ОБЩЕСТВО 22 февраля 2022, 20:30 Читати українською Опубликовали алгоритм действий для тех граждан, которые сейчас проживают во временно оккупированных Россией
Опубликовали алгоритм действий для тех граждан, которые сейчас проживают »
06:49В Украине разрешили экстренное медицинское применение таблеток от ковида Paxlovid
В Украине, где ранее зарегистрировали для экстренного применения »
05:39Украина не планирует никаких наступательных действий на Донбассе - Минобороны
В ведомстве назвали дезинформацией заявления боевиков о подготовке »
14:14 Действительно ли хирургическая маска помогает в борьбе с коронавирусом
 Многих украинцев волнует вопрос о том, действительно ли обычна »
14:11Индексацию пенсий с 1 марта утвердил Кабмин
Повышение пенсий. В Украине с 1 марта 2022 года будет проиндексирована »
07:05Универсальная вакцина или специфический бустер: в МОЗ назвали варианты вакцинации в будущем
МОЗ рассматривает несколько сценариев дальнейшей жизни с коронавирусом »
07:02Донецкий ВУЗ-переселенец получил новую технику от США
Донецкий национальный технический университет в рамках проекта USAID »
07:25Кабмин втрое увеличил набор на подготовительные курсы для абитуриентов из ВОТ
В этом году к подготовительным курсов для поступления в украинские »
07:22В украинских вузах появится новая учебная дисциплина
Студенты будут изучать создание и развитие IT-продуктов Учебный курс »
опрос
Собираетесь ли вы покидать Донецк?
Нет, остаюсь здесь!
Да, в ближайшее время
Если только найду работу в другом городе
Уехал бы, но некуда

фоторепортажи
Митинг против запрета КПУ. 28 января 2016 года (9 фото)


Кролик под Радой. 11 декабря 2015 года (7 фото)


Митинги в Киеве. 17 декабря 2015 года (24 фото)



» все фоторепортажи
Форма обратной связи

Ваше имя: *
E-mail: *
Тема сообщения: *
Ваше сообщение: *



 
Главная
12.04.2013

Украина "экономит" на умирающих женщинах

Количество просмотров: 8464
В Донецке разработан целый ряд лекарственных препаратов, которые способны спасти жизни тысяч "пересічних українців". Например, летрозол, необходимый при лечении рака груди. Но ни одна из этих разработок так и не внедрена в производство. Почему? Об этом нам рассказал начальник отдела Института физико-органической химии и углехимии им. Литвиненко Национальной академии наук Украины, заведующий кафедрой органической химии Донецкого национального университета доктор химических наук, профессор Сергей БОГЗА:
 
- Года три назад к нам обратились наши киевские коллеги из Института экспериментальной онкологии им. Кавецкого. Было принято решение составить список противораковых лекарств, которые, во-первых, остро нужны стране и, во-вторых, в условиях нашей страны могут производиться. Образовался самодеятельный консорциум, в состав которого вошли Институт экспериментальной патологии, онкологии и радиобиологии им. Кавецкого, наш Институт, Донецкий областной противоопухолевый центр и расположенный в Харькове Национальный фармацевтический университет Украины.
Мы в течение полугода составили список, в котором отразились и потребности практической медицины, и взгляд в будущее киевских онкологов, и возможность синтеза определенных субстанций здесь, и технологические возможности страны. Из этого списка выбрали несколько препаратов, остро необходимых. А в конце концов остановились на одном препарате, международное некоммерческое наименование которого - летрозол, а торговое название - фемара. Получить мы решили в первую очередь именно его. Это - препарат, предназначенный для лечения рака груди. Статистика по этому заболеванию отвратительная. По данным канцер-реестра, каждый час в Украине от рака груди умирает одна женщина. Но это только официальная статистика; реально, очевидно, больше.
 
- Но, Сергей Леонидович, если этот препарат уже существует, получается, простите, вы решили "изобретать велосипед"?
- Те препараты, которые уже выпускаются в мире, в какой-то мере можно выпускать и самим. Это вещество известно и используется как лекарство уже около десяти лет. Оно запатентовано в США. Но у нас есть шанс получить свой патент, по которому в Украине кто-то мог бы его производить вполне легально. Однако на разработку этого препарата нужны были деньги. И два академика, Попов и Чехун, директора нашего института и института им. Кавецкого за полтора года "выходили" эти деньги; президиум академии нам дал на это "аж целых" триста тысяч гривень. И за 10 месяцев прошлого года мы проверили несколько методов получения этого лекарства; создали субстанцию, которая отвечает фармакопейным требованиям по чистоте; сделали заготовку для разработки технологии. В институте Кавецкого провели доклинику этой лекарственной субстанции. То есть сейчас мы все готовы к тому, чтобы сделать из метода технологию; наши коллеги из Харькова готовы подготовить весь технологический регламент, необходимые для запуска производства документы. Если на выпуск были бы деньги, можно было бы переходить к клиническим испытаниям: хотя этот препарат в мире уже производится, но клиника все равно должна быть, поскольку он предназначен для лечения тяжелого заболевания. Препарат хороший. Нужно его немного - 2,5 мг/сутки. И продолжительность, и качество жизни он существенно повышает. Другой вопрос: где деньги взять на его производство? А их нужно 2,5 - 3 миллиона гривень.
 
- А сейчас этот препарат производят лишь в США?
- Как правило, все противораковые препараты идут через Минздрав по государственному заказу. Сейчас этот препарат в небольших количествах производят в Киеве, на "Фармаке". Но этим покрывается около четверти всей потребности страны. По расчетам фармкомитета, Украине требуется до 20 кг субстанции в год. А вообще фемару производят в США, Китае, Индии.
 
- Так, может, выгоднее просто закупать ее в Индии или Китае?
- "Фармак" закупает субстанцию, превращает ее в таблетки. Но килограмм субстанции стоит 80-100 тысяч долларов. Эти деньги уходят из Украины. Вообще в нашей стране сложилась интересная ситуация. Редкие производители лекарств делают субстанции. А это значит, что страна очень сильно зависит от внешних поставок. До 1991 г. 90 % советских предприятий, которые выпускали все лекарственные формы - таблетки, растворы в ампулах, - были сосредоточены на Украине. Именно Украина обеспечивала весь тогдашний Советский Союз лекарственными препаратами. Но украинские предприятия занимались только фасовкой. А производство самих лекарственных субстанций осуществлялось на фармацевтических предприятиях в России. Например, у нас были длительные и очень теплые отношения с фармзаводом на Урале, в городе Ирбите; у них номенклатура была огромная, да и сейчас осталась. Когда грянул 91-й год, представители украинских фармакологических компаний заявляли: "У нас - фасовка! Мы стоим у последней черты, у "краника". Мы всех всем завалим!" А чем все кончилось? Российские фармазаводы, выпускающие субстанции, напряглись, купили фасовочное оборудование. И теперь они ни от кого не зависят. А украинские фармакологические предприятия вынуждены работать на привозном сырье.
Что касается фемары. На сегодня ее месячный курс стоит около 2500 грн. А на год нужно несколько курсов. Главное же то, что, как я уже сказал, на сегодня этим препаратом обеспечивается лишь примерно четвертая часть от числа всех нуждающихся в нем женщин. Именно поэтому Фармкомитет поддержал нас в разработке этого препарата.
Однако налаживание собственного производства субстанций требует огромных капиталовложений. Но главное даже не деньги. Главное - кадры: работа эта непростая, требуются специалисты самого высокого уровня.
 
- Так а для производства летрозола в Украине кадры есть?
- Они есть у нас в регионе. Вообще Донбасс - место уникальное. У нас имеются достаточно квалифицированные химики и онкологи. Два донецких вуза - университет (ДонНУ) и политехнический (ДонНТУ) - в состоянии подготовить как химиков-исследователей, так и химиков-технологов. У нас есть один из лучших в стране медицинских вузов; и его кафедра фармакологии могла бы сделать многое. Мы с ней уже многое сделали. Мой учитель - профессор, доктор химических наук Владимир Иванович Дуленко и заведовавший много лет кафедрой фармакологии член-корреспондент АМН Игорь Васильевич Комиссаров работали вместе около четверти века. И я участвовал в этой работе. В 1980-1990 годы мы, химики, создавали новые вещества; фармакологи их испытывали; сообща приходили к структуре, которая имеет максимальную активность. То есть проводили хорошую работу, которая сейчас называется "медицинская химия".
Кроме препаратов типа летрозола, то есть кем-то уже разработанных, дженериков, у нас есть и несколько оригинальных препаратов, своих. Два из них дошли до Фармкомитета; на них были подготовлены фармстатьи; были получены разрешения на выпуск; оформлены патенты. Но они так и лежат. Хотя актуальности до сих пор не потеряли. Выпускать эти препараты никто не хочет, потому что это - большие затраты. По мировым данным 2010 г., чтобы вывести на рынок новый препарат, нужно потратить от 10 до 17 лет и от одного до полутора миллиардов евро.
С дженериками - проще. То, что это - не оригинальный препарат, не бренд, вовсе не значит, что он хуже: химические соединения ничем друг от друга не отличаются. Дженериками мы начали заниматься еще в начале 90-х. Тогда была первая волна желания государства обеспечить население лекарствами. Это закончилось ничем, хотя мы только в нашем отделе подготовили пять лабораторных технологий на дженерики. Весь институт их сделал больше десятка. Никуда это не пошло. Остается только хвастаться, что в буклете Академии наук, предлагающем коммерциализацию научных идей в области фармацевтики, четверть разработок - нашего института. Так что запасы большие.
 
- Вы сказали о высоком уровне подготовки в Донецке химиков-исследователей. Между тем есть сведения о том, что на химическом факультете Донецкого национального университета студенты получают прекрасную теоретическую подготовку, но экспериментальной базы там теперь нет вообще…
- Это - большая проблема. И я как заведующий кафедрой органической химии это представляю себе лучше многих. Экспериментальная база в университете есть и сейчас, хотя это - остатки от прошлого, что тут греха таить, то, что удается у кого-то выпросить, кто-то подарит, или попросту приходится залезть в собственный карман. Но наш институт и химический факультет университета всегда очень тесно даже не сотрудничали, а, можно сказать, жили и живут вместе. Еще со времен СССР студенты, которые хотят чего-то добиться в науке, уже с достаточно ранних курсов работают в лабораториях не только в университете, но и здесь, в институте. Это - совершенно нормальная практика. И, хотя хуже стало для всех, но наши взаимоотношения с университетом не изменились: мы проводим совместную подготовку научных кадров, и это дает свои хорошие плоды.
 
- То есть, вы считаете, молодежь, способная заниматься наукой, у нас есть и сейчас?
- Конечно. Другое дело - то, что доля таких студентов остается невелика, как и раньше, - до 10% от их общего числа. В середине марта химический факультет нашего университета и наш институт провели VII Всеукраинскую научную конференцию студентов, аспирантов и молодых ученых "Химические проблемы современности". Были очень интересные доклады, в том числе и у наших студентов и аспирантов. Я могу назвать целый ряд имен очень перспективных молодых донецких исследователей-химиков: аспиранты Алексей Николаев, Екатерина Гуртовая, Вячеслав Пендюх, студентка Елена Физоненко. Хорошая компания. Очень толковые ребята, не ленятся учиться. Это не может не радовать.
 
- А вы не боитесь, что эти ребята, выучившись у вас и защитив диссертации, уедут за границу?
- Многие уезжают - тем более, что наша страна предоставляет им такую возможность. Тех, кто молод и способен, обстоятельства выжимают. Есть люди, которые способны взять максимум здесь, а потом пытать счастья где-то. Почему ж нет? Китайцы с индийцами оккупировали США, Канаду. Но это совсем не значит, что они там останутся; как правило, они потом возвращаются обратно. Это - нормальная ситуация. С другой стороны, если человек талантливый там устроился, у него продвигается работа, почему ж не работать ему там? На здоровье! Если кто-то из наших сограждан, работая где-то, сделает новый продукт, это, в конце концов, общее достояние!
 
- В конце 1970-х, будучи студентом химико-технологического факультета Донецкого политехнического института, вы играли в КВН. А насколько кавээновская закалка теперь помогает в работе и жизни?
- Позитивное отношение к жизни и отношение ко всему происходящему с какой-то долей юмора необходимо. Иначе - путь в депрессию и дальше. А с прищуром, кавээновского типа взгляд на жизнь, конечно, помогает. В первую очередь помогает то, что у нас до сих пор есть возможность проводить научные исследования.
 
- Отлично, перейдем от веселой части к находчивой. А все-таки почему, по-вашему, у нас ученые так редко находят что-то новое; а даже если что-то находят, - это все равно не находит применения?
- На днях мы с представителями областной госадминистрации пытались обсуждать, что институт способен дать региону, стране. И всплыло слово "инновация". Наука сама по себе - это способ добывания знаний. А инновация - это превращение этих знаний в материалы, в технологии, а в конечном итоге - в деньги. Первая часть у нас еще есть. А вот со второй - совершенно плохо. Промежуточного звена - людей, которые занимались бы коммерциализацией научных достижений, - у нас нет. В странах с цивилизованной рыночной экономикой это - нормальная прослойка людей, которые на науке зарабатывают деньги.
Конечно, во многих случаях это рисковые проекты. Но венчурный капитал, основанный на научных исследованиях и риске того, что они не окупятся, получил на Западе приоритетное развитие. Там научились эти риски минимизировать: в это большие деньги вкладывают страховые фонды.
 
Скажем, для того, чтобы сделать одно новое лекарство, по современным статистическим данным, нужно получить в лаборатории около миллиона новых соединений. Разумеется, это не под силу какой-то одной конкретной фирме. Поэтому есть и другие отрасли науки, которые это все минимизируют. Хотя время на разработку нового лекарственного препарата все равно достаточно велико, поскольку требования к их качеству и безопасности все время растут. Во всяком случае, в Америке уже давно пришли к выводу: если работало десять научных групп, а конечный результат получила только одна, это - прекрасный результат; это все окупает. Но на Западе эта система симбиоза бизнеса и науки формировалась веками, а у нас она формироваться еще и не начинала.
 
Владимир ПРОЗОРОВСКИЙ.
Фото автора.
НА СНИМКЕ: профессор Сергей БОГЗА изображает молекулу фемары, похожую на трехколесный велосипед: в ее основе - бензольные кольца.

» все новости




Новости по теме

11.06.2014 : Украинская наука: печальное сегодня, туманное завтра

07.05.2014 : ВНО состоится при любой политической погоде

21.03.2014 : Почему разработки ученых пылятся на полках

11.03.2014 : Дальнобойщик из Донецка создал чудо-крылья

09.01.2014 : Персональный компьютер - в виде украшения?

26.11.2013 : Украинские учебники: на ошибках учимся?

20.11.2013 : Новые правила поступления в вузы Украины

23.08.2013 : Вступительная кампания-2013: оценка "позитивная"

09.08.2013 : Быть или не быть школьной форме?

26.07.2013 : В шахту с метанометром

04.06.2013 : В Донецке появилась лаборатория с оборудованием, способным "напечатать" протезы

03.07.2013 : А шпаргалки все-таки были…

17.06.2013 : Дончанин придумал, как перевозить мусор и опасные отходы

27.05.2013 : Школьный рюкзак станет вдвое легче

10.04.2013 : "Украинский Гарвард" принимал гостей







Новости партнёров - Join
загрузка...
Система Orphus
Если Вы обнаружили ошибку на этой странице, выделите ее и нажмите Сtrl+Enter.





 

» архив новостей
печать версия для печати
реклама


погода

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

влажность:

давление:

ветер:

курс валют
Курсы валют на PROext
пресс-релизы
Лидер рынка электронного парения - Kangertech
Тренд замены обычных сигарет на электронные набирает свои обороты. »
Выбор спортивной обуви
Можно с уверенностью говорить о том, что кроссовки являются одним »
 



2008-2012 © ЗАО "Газета Вечерний Донецк" - Лучшая газета о товарах и услугах г. Донецка.
Использование любых материалов опубликованных на сайте,
разрешается при обязательной установке активной гиперссылки на сайт.
Рейтинг сайтов LookMy.info Создание сайта Донецк - LookMy.info
на базе конструктора сайтов